Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Укради и тебе помогут

Объявлен сбор денег для сбежавшей с миллионами башкирской кассирши

Общественный деятель из Уфы Азамат Галин объявил о начале сбора пожертвований для кассирши Луизы Хайруллиной, подозреваемой в хищении более 20 миллионов рублей. Об этом он рассказал РИА Новости.

Собранные деньги, по словам Галина, будут предназначены для возмещения ущерба Россельхозбанку. «Мы будем выкладывать ежедневно выписку счета Хайруллиной. На сегодняшний день средства пока не поступали», — сообщил он.

Активист добавил, что в социальной сети «ВКонтакте» создана группа «Фонд Луизы Хайруллиной», где указан номер карты, чтобы желающие смогли перечислить деньги. В одной из публикации сообщества говорится, что если похищенные женщиной денежные средства находятся в тайниках, то все собранные деньги будут возвращены добровольцам.

В конце мая Луиза Хайруллина пропалавместе с мужем и двумя детьми. По версии следствия, она похитила из отделения Россельхозбанка, в котором работала кассиром, около 24,5 миллиона рублей. В отношении нее было заведено уголовное дело по статье «Присвоение или растрата».

Спустя почти месяц, 4 июля, ее задержали на съемной квартире в Казани. Изначально ее супруга задерживать не стали, но 10 июля стало известно о его задержании в аэропорту Уфы. Ранее утверждалось, что украденные деньги он проиграл в азартных играх.

Турция на грани дефолта. Как Эрдоган развалил экономику страны

Турецкая лира девальвировалась с начала года на 45%, фондовые рынки в свободном падении, рост цен становится неконтролируемым, банковская система близка к коллапсу. Турция погрузилась в полномасштабный финансовый кризис. Александр Зотин разбирался, почему страна оказалась обречена на ту или иную форму дефолта.

Для экономистов происходящее не было неожиданностью. Еще в 2013-м аналитики банка Morgan Stanley придумали название “Fragile five” («хрупкая пятерка»), включив в нее самые уязвимые для кризиса развивающиеся рынки – Бразилию, Индию, Индонезию, Южную Африку и Турцию. У всех этих стран был дефицит текущего счета платежного баланса, то есть, проще говоря, они были зависимы от притока внешнего финансирования.

Но тогда, как и в следующие четыре года, опасения не оправдались. В 2017-м экономика Турции выросла на 7,4%, — многие могли бы позавидовать такому рывку. Однако в долларовом выражении ВВП сократился с $863 млрд до $851 млрд из-за девальвации лиры приблизительно на 20%. Власти не смогли справиться и с инфляцией (12% в 2017-м, а сейчас — еще выше), ростом дефицита текущего счета платежного баланса (5,5% ВВП в 2017-м) и ростом внешнего долга до 53% ВВП.

В 2018-м финансовое положение Турции стало еще более уязвимым:

1. Дефицит текущего счета вырос до 6% ВВП.

2. Рост цен на нефть до $75-80/бар. резко ухудшил ситуацию, так как Турция – крупный импортер нефти и газа (такое же давление ощутила, например, Индия, а для экспортеров углеводородов вроде России это, наоборот, смягчающее обстоятельство).

3. Турция – долларизированная экономика. Соответственно, она неизбежно страдает от текущего роста ставки Федеральной резервной системы США (это касается практически всех развивающихся экономик).

Турция загнала себя в классическую ловушку развивающихся экономик – быстрый рост был куплен ценой внешнего финансирования. Как только стоимость фондирования в долларах начала расти из-за роста ставок ФРС, турецкие компании стали испытывать проблемы с рефинансированием – западные банки стали закрывать кредитные лимиты на Турцию.

Самостоятельно страна справиться с проблемами не может — турецкие золотовалютные резервы недостаточны для замещения внешнего финансирования на год вперед (для рефинансирования текущих обязательств необходимо более $200 млрд, у Турции же ЗВР чуть больше $100 млрд). Структура ЗВР также исключительно проблематична – значительна доля золота и других относительно малоликвидных активов. Почти половина ЗВР – взятые под резервные требования в долг у банков активы. Их использование в случае необходимости ограничено. Всего финансовые нужды Турции в кризисном сценарии могут составить около 30% ВВП, в то время как ЗВР составляют 13%.

Кроме плохого управления финансами, к ошибкам Эрдогана следует отнести ориентацию экономической политики на мегапроекты, вроде строительства одного из крупнейших в мире третьего аэропорта в Стамбуле. Неясно, насколько была оправдана эта и другие подобные инвестиции. Зато ясно, что с набранными долгами придется расплачиваться.
Вялотекущий кризис в Турции был очевиден еще весной, но летом, в особенности после июньских президентских выборов (кстати, досрочных – Эрдоган специально торопился с выборами, так как понимал, что экономика в плохом состоянии), ситуация резко ухудшилась. Эрдоган назначил министром финансов и фактическим куратором экономической политики своего зятя Берата Албайрака. До этого Эрдоган винил во всех бедах политику центробанка и, в частности, повышение ставок (что на самом деле неизбежно, если власти хотят сдержать девальвацию). После такого финансового непотизма о какой-либо независимой политике центробанка говорить не приходится. Инвесторы бросились к выходу.

Параллельно развивался конфликт с США. В июле вице-президент США Майк Пенс в серии выступлений и твитов потребовал от Анкары освобождения проповедника Эндрю Брансона, посаженного в тюрьму после попытки переворота в 2016-м. Эрдоган же тщетно пытался обменять Брансона на мусульманского проповедника Фетхуллу Гюлена, которого он считает организатором неудавшегося переворота. Пенс представляет в команде Трампа религиозную часть республиканского электората, так что эта история имеет и внутриполитический смысл для США. Особенно перед выборами в Конгресс в ноябре, перед которыми малорелигиозному Трампу надо заручиться поддержкой консервативной части своих избирателей. В итоге США ответили в августе персональными санкциями против двух турецких министров и пообещали ввести импортные тарифы на турецкий алюминий и сталь. Влияние санкций не стоит преувеличивать, но они безусловно ухудшили и без того очень плохую ситуацию.

Эрдоган не может сдержать кризиса и ограничивается призывами избавляться от валюты. Впрочем, он пользуется поддержкой СМИ, оставшихся после “зачистки поляны” — начиная с июля 2016 года, когда было введено чрезвычайное положение, в стране были закрыты 213 оппозиционных медиаорганизаций, 223 журналиста находятся в тюрьмах, тысячи потеряли работу. Хотя президентские выборы были выиграны, турецкое общество остается расколотым – очень многие недовольны репрессиями, религиозным ренессансом и авторитарными замашками нового «султана».

Что дальше?

Перекинутся ли проблемы Турции на другие страны? С одной стороны, Турция — не крупный игрок в мировой экономике (ВВП – меньше $900 млрд, 1% от мирового). С другой стороны, так как ситуация во многих других странах тоже довольно опасная, исключить негативного сценария нельзя, и в особенности это касается уже упомянутой «Fragile five».

Россия же пока может не опасаться турецкого сценария – текущий счет профицитен, долги невелики, нефть относительно дорога. Ощущается разве что санкционное давление.

Ситуация в экономике США также далеко не так радужна, как показывают оптимистичные данные по ВВП за второй квартал (есть существенные риски рецессии в 2019-м). Сама же Турция, если не получит экстренную внешнюю помощь, обречена на ту или иную форму дефолта – без рефинансировании банки вряд ли смогут справиться со своими обязательствами.
(С) Александр Зотин theins.ru

Опасность переводов Золотая Корона!!! Проверено на себе!!!

Так сложилось, что нужно было получить деньги по системе Золотая Корона из Саратова в Москву. Перевод пришел вовремя , он был готов к выдаче, а вот получение........ это стало целой детективной историей. Сообщаю сразу- что деньги, переведенные по этой системе, в Москве в воскресенье получить нереально. Деньги были зачислены еще в субботу и были готовы к выдаче. Только получить их нельзя. Первым пунктом был Связной Банк по адресу Москва ул. Перерва в ТРК Бум. Получив положительный результат о возможности получения был фактически послан на три буквы- система не работает и денег вы не получите. Поясню, что такого хамского и наплевательского отношения к клиентам я давно не видел. Далее был РосГосСтрахБанк по адресу ул. Братиславская д. 15 стр 1. Там такая же песня. Денег нет . По телефону горячей линии Золотой Короны внятных пояснений не получил, зато узнал, что сумма в 78 800 руб является огромной(!!!) и ее надо заказывать в коммерческом банке, что более,чем странно для такого города, как Москва. Видно надо было переслать 1000-5000 рулей. В результате деньги были получены в банке Легион с пятой попытки и с боем. Очень странное поведение ....... Больше никогда и ни при каких обстоятельствах не буду этого делать и вам не советую.....

Эстония 12 квартал подряд доказывает, что она самая финансово дисциплинированная страна ЕвроЗоны

Эстония может стать будущей моделью Европы.
Долговой кризис в Европе продолжается, и последствия беспечных трат правительств и домохозяйств будут преследовать нас годы, а, может быть, и десятилетия. Наиболее сильное финансовое похмелье испытают страны с самым высоким уровнем задолженности, преимущественно, периферийные и франкоговорящие страны (Франция и Бельгия).

Нынешняя ситуация развивается по двум основным направлениям: расшатанные законы на рынке труда и культура бездумных трат, которая расцвела буйным цветом на отказе от сбережений и инвестиций. Эстония смогла избежать заражения, и, может быть, модель этой страны может послужить будущей моделью развития Европы.
Эстония - образец для подражания в плане государственного долга и бюджетной дисциплины.
На приведенном ниже графике показано, как распределились страны еврозоны по процентному соотношению общего госдолга и ВВП: даны реальные значения за 2011 год и прогнозы на 2017 год, основанные на данных МВФ. Неудивительно, что самыми задолжавшими странами являются Греция, Италия и Португалия, которые оказались в эпицентре долгового кризиса. Причина, почему Испания вызывает такое беспокойство и также находится в этом эпицентре, кроется в траектории задолженности. Из графика отчетливо видно, что Испанию ждет резкое увеличение соотношения госдолга и ВВП. Примером для подражания среди стран еврозоны стала Эстония, у которой практически нет госдолга. И в будущем ситуация должна только улучшиться.
111
Кроме того, Эстония может похвастаться блестящими результатами по госбюджету. На приведенном ниже графике видно, что Эстония - единственная страна в еврозоне, которая в 2011 году зафиксировала профицит бюджета. Наиболее склонными к беспечным, чрезмерным тратам опять-таки стали периферийные страны Европы и Ирландия.
112
Успех Эстонии основан на долгосрочной бюджетной дисциплине. Можно ли назвать ситуацию в Эстонии просто совпадением? Нет, нынешнее состояние бюджета и госдолга страны является результатом проведения государством дисциплинированных политик, начиная с 1995 года, в чем можно убедиться на примере приведенного ниже графика 3. Соотношение общего государственного долга и ВВП никогда не превышало 10%, и правительство только на короткое время сталкивалось с дефицитом. Даже в период Великой рецессии Эстония всего два года переживала дефицит и уже в 2010 году вернулась в состояние профицита. Ситуация существенно отличается от той, что мы видим в Испании, Италии, Португалии и Греции, не правда ли?
11
Почему работает эстонская модель?

Как уже было отмечено, первыми двумя китами, на которых стоит здоровая экономика, являются сбалансированный бюджет и низкий уровень госдолга. Эстония контролирует оба показателям. Далее идет система фиксированного подоходного налога на уровне 18% (налог был понижен с 26% в 2004 году), которая привела к снижению бюрократии и стимулировала занятость среди населения. Эстония смогла существенно сократить свое налоговое бремя с 2004 года и даже понизить налоговую ставку в 2010 году, когда большинство стран еврозоны находилось в затруднительном положении. В результате средний годовой экономический рост (поскольку уменьшение налогового бремени связано с увеличением темпов роста) составил 5,9%, что позволило Эстонии оставить далеко позади большинство стран мира. И нет ничего удивительного в том, что Всемирный банк назвал Эстонию "балтийским тигром".

Однако в Эстонии не все идеально. Рейтинг страны по индексу защиты в сфере занятости ОЭСР, который оценивает гибкость работодателей в плане найма и увольнения сотрудников, находится в верхних строчках, а это значит, что рабочие места текущих сотрудников защищаются в ущерб гибкости на рынке труда. Это все же лучше, чем в Италии, Германии, Норвегии и Испании, но есть к чему стремиться, ведь в результате мы имеем косный рынок труда в этой стране. Как следствие, безработица сократилась с максимального значения 18,8% в начале 2010 года всего лишь до текущей отметки 11,7%. Однако принимая во внимание непрекращающееся развитие экономики, уровень безработицы, вероятно, продолжит падать и достигнет диапазона 4-6%, как было до начала Великой рецессии.

В природе животные, которые не могут приспособиться к окружающим условиям, в конце концов, погибают. Этот же закон действует в политической и экономической системах. Эстония во многом является лучшей системой для "старой" Европы, которой есть чему поучиться у своего восточного брата. В современном мире самый значительный вклад, который может сделать Эстония для развитого мира, это отправиться в крестовый поход, чтобы убедить другие страны принять ее модель поведения.

Эстония показывает, что тяжелые времена - не отговорка

Кто-то может сказать, что Эстонии удалось преобразовать свою страну, потому что после развала Советского союза она представляла собой чистый лист. Ничего подобного. По данным МВФ, за первые два года независимости реальный выпуск продукции на душу населения Эстонии первоначально упал на 22%! По тем же самым меркам Испания за время Великой рецессии потеряла всего 3,1%. Экономика Эстонии быстро восстановилась после хаоса благодаря целому ряду реформ, направленных на переход страны к рыночной экономике. Они сделали это, несмотря на полный хаос, царивший после многих лет плановой экономики, и отсутствие инвестиций на протяжении десятилетий. Так что у Европы нет никаких оправданий, почему она не может провести реформы даже в самый разгар экономического кризиса.