January 17th, 2015

Жалеть ли валютных должников?

001
Сегодня все только и трубят о валютных должниках. Вчера был должен банку 3 млн рублей, а проснулся сегодня-уже должен 5 млн. Все это конечно,волнительно и тревожно, но простите, а куда вы смотрели раньше. Неужели ни 1998, ни 2008 год наших хитрожопых заемщиков ничему не научил. Как можно,живя в России, брать кредиты в долларах и евро. Ведь не надо быть никаким аналитиком, что бы понять, что рубль напрямую зависит от цены на нефть и инвестиционного климата в России. И занимать деньги, особенно длинные деньги, в валюте,это по крайней мере подписать себе смертный приговор. Ладно еще ипотечные кредиты, но наши заемщики умудряются брать и потребительские кредиты в валюте, при чем на длительный срок. В результате на сегодняшний день это прямой путь к звонкам коллекторов и суду.
Вчера разговаривал с одной давней знакомой,которая пошла еще дальше. Она ни много ни мало взяла ипотечный кредит в швейцарских франках(!!!). И теперь для нее настали самые черные времена в жизни. Мало того, что при покупке жилья франк стоил 32,5183. Сделка произошла 14 мая 2012 года. Срок кредита 25 лет. Ставка 7,99% годовых. Ежемесячный аннуитентный платеж 1850 франков. Сравним срок первого платежа 30 июня 2012 года . Курс 34,3889 Оплата в рублях 63619,46. И все было бы ничего до известных событий декабря, когда российский рубль стремительно начал девальвироваться. Но беда, как известно, не приходит одна. Швейцарские монетарные власти накануне заявили, что не собираются более сдерживать курс национальной валюты через привязку к Евро и отпустили франк в свободное рыночное плавание. Как факт, франк подорожал к евро сразу на 15% за одну торговую сессию. Таким образом курс франка к рублю на вчерашних торгах составил 74,2889. Соответственно , платеж по кредиту составит теперь 137,434,47 руб. Т.е. почувствуй разницу. А рублевая зарплата и доходы остались прежними. При чем банк предлагал на выбор и рублевую ипотеку при ставке 12,6%, но гражданка попыталась сэкономить.

Воронежских рабочих обязали соблюдать санкции против родной страны.

Воронежскую фабрику заставили соблюдать санкции против России.
001
Работников фармацевтического предприятия "Верофарм" в Воронеже обязали подписать документ, один из пунктов которого обязывает сотрудников соблюдать режим санкций против ряда российских компаний. В приложении к документу перечислены и сами компании, "являющиеся объектами отраслевых санкций". Среди них Сбербанк, ВТБ, "Газпром", "Роснефть" и "Лукойл".
Воронежский химико-фармацевтический завод - одно из трех предприятий компании "Верофарм". В декабре 2014 года компания была куплена американским холдингом Abbott. Со всеми работниками - в том числе на воронежском заводе, - перезаключили трудовые договоры. Новый документ содержал и пункт о санкциях, а отказ подписать его приравнивался к увольнению. Аналогичная метаморфоза произошла и с сотрудниками двух других фабрик "Верофарма", в Белгороде и Покрове.

Управляемая катастрофа

001
Российские власти — бывшие и действующие — начали рабочую часть нового года с разговоров о погружении страны в экономическую катастрофу. Само слово «катастрофа» пока не произносится. Но другие слова, а главное, цифры, озвучиваемые не последними людьми в государстве, говорят об одном: все очень плохо.

На этой неделе чиновники — действующие и отставные, а также банкиры и бизнесмены решили побить рекорды алармизма в своих заявлениях. Даже в успокоительных. Министр экономического развития Алексей Улюкаев успокаивал население примерно в духе прощания экипажа самолета с пассажирами непосредственно во время полета: «В кризисной ситуации самое главное — сохранять душевное спокойствие, иметь крепкие тылы дома, в семье, больше всего думать о собственном здоровье и здоровье своих близких. Баррели, санкции — это все преходящее». С тем, что все в этом мире проходит, никто не спорит. Просто баррели и санкции в последнее время как-то очень сильно осложняют декларируемый министром Улюкаевым путь граждан к личной нирване.

Но начал неделю алармизма ни какой-нибудь там «либерал из пятой колонны», а маститый консерватор, бывший премьер-министр и министр иностранных дел России Евгений Примаков. К заседанию «Меркурий-клуба» Евгений Максимович подготовил доклад, в котором прямо призвал российскую власть признать украинский юго-восток частью Украины, провести в ближайшие два года реальную диверсификацию российской экономики, чтобы она перестала так сильно зависеть от цен на нефть, и дать экономическую свободу регионам, а также перестать изолировать Россию от мира. Причем коррупция и казнокрадство, по мнению Примакова, способны разрушить страну быстрее любых санкций.

Далее за дело описания предстоящей (или уже начавшейся?) экономической катастрофы взялись участники Гайдаровского форума. Глава Сбербанка Герман Греф заговорил о неизбежности «масштабнейшего» банковского кризиса в 2015 году при среднегодовой цене на нефть 43–45 долларов за баррель. Министр финансов Антон Силуанов – о возможном сокращении расходов бюджета-2015 на 10% и выпадении из его доходной части 3 трлн рублей. О масштабах проблемы свидетельствуют просочившиеся в СМИ сообщения о том, что правительство может заморозить индексацию зарплат офицеров Минобороны, запланированную на апрель и сентябрь 2015 года. Вышеупомянутый Алексей Улюкаев напророчил падение ВВП России на 4–5% в 2015 году при цене на нефть 45 долларов за баррель. Для сравнения: ВВП Украины, где идет война, в 2015 году, по прогнозам Всемирного банка, должен упасть на 2,3%. Первый заместитель председателя ЦБ Ксения Юдаева рапортовала о подготовке стрессового сценария российской экономики, предусматривающего падение цены на нефть до 40 долларов за баррель. Притом что всего два месяца назад правительство и ЦБ исходили из стрессового сценария, при котором баррель нефти стоит 60 долларов. Сейчас этот сценарий уже является для нас оптимистическим.

Для полноты картины на этой неделе прозвучали прогнозы повышения нынешней и без того впечатляющей ключевой ставки Банка России с 17% до 34% и возможного падения цены на нефть (из уст президента нефтяной компании «ЛУКОЙЛ» Вагита Алекперова) до 25 долларов за баррель.

Призывая население к нирване, спокойствию и заботе о здоровье в кризисные времена, министр Улюкаев отчасти прав. В кризис любое резкое движение в экономике может вызвать дополнительную панику. Просто в этот раз, в отличие от кризиса 2008–2009 годов, оно «само» не рассосется. И в отличие от кризиса 1998 года девальвация рубля не сможет запустить рост экономики. Придется менять политику — и, похоже, не только экономическую: Евгений Примаков, которому пришлось выводить страну из пике в конце 1998 года, знает, что говорит.

От власти и рядовым гражданам, и бизнесменам сейчас больше всего нужны предсказуемость и прозрачность. Нам должны подробно и честно объяснять, почему принимаются те или иные решения и какова их цена. У людей должно возникнуть ощущение, что если у нас и экономическая катастрофа, то управляемая. Что власть думает не о рейтинге (тут, как показывает российская история, от великого до смешного действительно один шаг), а о стране.

В том, что случилось с российской экономикой, виноваты мы все. Нам всем и выбираться из этой ситуации. Но сохранять спокойствие и думать о здоровье как-то легче, когда ты понимаешь, что спокойствие и отсутствие проблем с восприятием реальности (читай:душевное здоровье) демонстрируют те, кому по долгу службы положено принимать экономические и политические решения в стране.

Ну и еще можно утешаться тем, что в экономике, в отличие, скажем, от транспорта, даже катастрофы не бывают окончательными и непоправимыми. Полностью умереть никакая экономика и никакая банковская система не могут. На их месте обязательно появится что-нибудь другое. Главное — уцелеть самому, когда на твоих глазах вершится вся эта бурная история.